Четверг, 19.10.2017, 10:28 Приветствую Вас Гость

ОРУЖИЕ

Меню сайта
Категории раздела
ОРУЖИЕ
Правовое регулирование, характеристики, техника стрельбы.
Авиация
Рыцари брони
Оружие славы
Морские истории
Охотничье оружие
Центральный музей ВС СССР
Юмор
Форма входа
Реклама
Главная » Статьи » Рыцари брони

★ Оружие в руках историка

 В музеях меня всегда привлекает оружие. Безмолвное, таинственное, причастное к самым драматическим, самым захватывающим моментам истории, оно о многом могло бы рассказать. 

 Вот знаменитый золотой олень, более двух с половиной тысяч лет назад украшавший щит скифского вождя. Небольшая фигурка уже сама по себе загадочна. В природе олени не принимают таких поз. Недаром ученые определяют ее по-разному: «прыгающий», «лежащий», «летящий»... А может быть, безымянный художник решил этим условным порывом передать душу своего народа: вечное движение, неукротимую мощь?! Народа, в течение тысячелетия игравшего на арене истории одну из главных ролей, но неизвестно откуда на ней появившегося, неизвестно куда исчезнувшего... 

 Олень со щита мог видеть стены ассирийской столицы Ниневии и пирамиды фараонов Египта. Завершился же его боевой путь в одном из курганов Причерноморья. 

 Если бы заставить его заговорить! Представим себе, как, повинуясь мановению некоей волшебной палочки, вдруг ожили и заговорили бы мечи и щиты, луки и арбалеты, пищали и мушкеты, что красуются на музейных стендах, томятся в подвалах запасников. Сколько бы удивительных историй мы узнали, сколько бы разгадали загадок, сколько появилось бы новых славных имен героев!

 Заставить оружие рассказывать все-таки можно. В этом я лишний раз убедился, когда побывал в ленинградском Эрмитаже на Всесоюзной конференции историков оружия. 

 ...В зале гаснет свет, и на экране появляется цветное изображение картины фламандского художника Давида Тенирса-младшего. Нет-нет, все правильно. Никакой ошибки здесь нет. Именно картины и именно на конференции историков оружия. Тысячи людей проходили мимо этого музейного экспоната, не видя в нем ничего необычного. А историк оружия сразу же оценил поистине выдающиеся достоинства работы фламандского живописца, разумеется, со своих оружиеведческих позиций. Во-первых, Тенирс жил во времена Тридцатилетней войны. Во-вторых, близ мест традиционного производства первоклассного оружия - Льежа, Антверпена, Утрехта, Маастрита. И в-третьих, что, пожалуй, главное, сам был неравнодушен к оружию, любил его изображать, причем не приблизительно, а очень точно, тщательно выписывая малейшие детали. 

 Картина называется «Караульня». Художник не только подписал ее, но и поставил год окончания работы - 1642-й. Уже одно это делает картину первостепенным оружиеведчееким документом. Все, что попало на полотно, можно, таким образом, строго датировать. А в исторической науке это одна из главных задач. 

 На полотне - караульное помещение, вероятнее, даже одна из комнат временной казармы в окрестностях осажденной приморской крепости. В комнате два опоясанных шарфами кавалерийских офицера, солдат-кавалерист (он натягивает ботфорты) и несколько пехотинцев, В экипировке и вооружении участников этой сцены для специалиста нет ничего нового. Они вполне соответствуют сложившимся представлениям о заключительном периоде Тридцатилетней войны. 

 Но Тенирс, само собой разумеется, не помышляя об этом, приготовил несколько сюрпризов. Один из них помещен художником в груду оружия на переднем плане и имеет вид шпаги с трехгранным клинком, расширяющимся у эфеса. 

 Это неожиданно, так как такие клинки, по мнению специалистов, появились лишь к последней четверти 17 века. Картина Тенирса позволяет утверждать, что первые образцы этих шпаг вошли в употребление примерно на тридцать лет раньше. 

 Известно выражение В. И. Ленина о том, что военная тактика зависит от уровня военной техники. Трехгранный клинок означает, что на смену итальянской школе фехтования, последователи которой в одной руке держали обоюдоострую шпагу, а в другой специальный кинжал, пришла более прогрессивная - французская. Ее основатели изменили стойку фехтовальщика, повернули его к противнику боком, уменьшив тем самым поражаемую площадь туловища. Удары шпаги стали колющими, кинжал в левой руке потерял смысл. Но зато для отражения ударов понадобилось сильно упрочить клинок у эфеса, чему лучше всего соответствовала трехгранная полоса.

 Это один сюрприз Тенирса. Другой - в группе огнестрельного оружия. Здесь ружье и пистолет, вероятно входившие в кавалерийский стрелковый гарнитур (он должен был включать еще один пистолет, возможно заваленный на картине другим оружием). Как выписал их Тенирс! С полным знанием оружия и умением с ним обращаться. Замочные полки закрыты, а курки поставлены на предохранительный взвод, как и полагается при хранении заряженного кремневого оружия этой системы. Из поля зрения художника не выпала даже такая деталька, как маленькая отвертка, привязанная к пусковой скобе ружья и служившая для зажима кремня в курке. 

 Тенирс фотографически точно показал, что пистолет и ружье оснащены однотипными кремневыми замками французской конструкции. В развитии ручного огнестрельного оружия этот механизм стал важнейшим усовершенствованием и продержался необычайно долго - с 17 по 19 век. Картина из Эрмитажа помогла определить начало массового изготовления таких замков - коль ружья и пистолеты поступили на вооружение армейской части, - а именно сороковые годы 17 века. Довольно быстро новинка привилась в России - это пятидесятые годы 17 века. Так произведение живописи прояснило важнейший историко-технический факт. 

 Я узнал, что все историки оружия безоговорочно за реализм в искусстве. Такой реализм, этнографическая точность в передаче предметов быта были, к примеру, присущи мусульманской книжной миниатюре. Ученые проанализировали иранские миниатюры первой половины 14 века. Зачем? Чтобы выяснить, справедливо ли распространенное мнение, будто у монгольских завоевателей 13 - 14 веков не имелось самобытного комплекса защитного вооружения, что они использовали, как правило, трофейные доспехи, а собственно монгольские если и существовали, то были весьма примитивны и несовершенны.

 И вот установлено, что миниатюры, созданные во время завоевания монголами стран Ближнего и Среднего Востока, при изображении мусульманских воинов показывают одни образцы защитного вооружения, а при изображении монгольских - совершенно другие. Причем эти другие доспехи оказались весьма любопытными. При явной самобытности они по всем своим характеристикам входят в круг северо-восточных азиатско-американских доспехов, варианты которых встречались у народов Сибири, Центральной и Средней Азии, Тибета, Китая, Кореи, Японии, у эскимосов Азии и Америки, у североамериканских индейцев. Важно отметить, что кафтан с оплечьями, кожаный и «бронированный», был известен уже у скифов и что описания монгольских доспехов у Карпини, Рубрука, Поло и других путешественников полностью соответствует изображениям иранских миниатюр. 

 Изобразительные материалы - одно из средств, заставляющих оружие «заговорить», раскрыть свои тайны. Вот еще пример так называемого метода привлечения иконографических аналогий. Хранится в эрмитажном собрании оружия сабля, по мнению специалистов, немецкой работы 16 века. Больше о ней ничего не известно. Но поскольку клинок отделан травленым и гравированным орнаментом с боевыми и охотничьими сценами, ученые взялись уточнить «биографию» оружия, прояснить некоторые стороны его жизни. Долгим и тщательным анализом было установлено, что мастер, украшая саблю, широко пользовался гравюрами своих современников - известных художников, заимствуя из них множество фигур и даже отдельные группы. Было доказано, что, работая над сценой охоты, оружейник в числе других прямо использовал гравюру Виргилия Солиса «Охота на двух кабанов». О кропотливости труда исследователей свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что, не вошедшая в справочники, перечисляющие работы мастера, и ни разу не репродуцированная, эта гравюра не известна специалистам, хотя выполненный резцом лист, несомненно, принадлежит руке Виргилия Солиса. 

 Сабля, близкая к эрмитажной по типу и характеру орнаментации кличка, имеется в Риме в коллекции Одескальки. Сопоставляя данные, исследователи приходят к выводу: художественно-стилистические особенности обеих сабель позволяют предположить, что они выполнены одним и тем же оружейником в Южной Германии в 1560 - 1570 годах. 

 Занятно, возможно, скажет иной читатель, только окупается ли весь этот, порой титанический, труд исследователей результатами, к которым он приводит? Ну, установили, что такое-то оружие существовало в давние времена, а появление другого теперь даже точно датируется. Что же из этого следует? Кому это интересно, кроме специалистов? 

 История оружия - существенная часть истории материальной культуры человечества. Люди добывали себе пищу при помощи оружия, защищались им от диких зверей, врагов. Оружие - копья, луки со стрелами - стало первым спортивным снарядом и неизменно сопутствовало первооткрывателям новых земель. Оружие наиболее полно отражало вершины научно-технического прогресса своего времени. 

 Обратимся хотя бы к Руси до монгольского нашествия. О ее высокой культуре, широко распространенной грамотности лучше всего свидетельствуют берестяные грамоты, найденные при раскопках - главным образом в Новгороде советскими археологами. Трудно переоценить мировое значение такого открытия. 

 А что собою представляла тогдашняя Русь в техническом, так сказать, отношении? Наиболее полный ответ на этот вопрос дало бы оружие. Однако еще сто лет назад о нем почти не знали. Это и понятно. Оружие раннего средневековья в западноевропейских странах сохранилось в коллекциях старинных замков и церквей, откуда перешло в национальные собрания. У нас же по самым цветущим и заселенным землям прошел вал татаро-монгольского нашествия. Все живое было уничтожено, все неживое, в том числе и оружие, легло в землю. Некоторые раскопки были сделаны до революции, но особенно широкий размах они получили в последние годы. 

 И последовала сенсация за сенсацией! В Институте археологии Академии наук создана картотека, насчитывающая уже четыре тысячи предметов вооружения 9 - 13 веков. Особенно хорошо выделен пласт вещей 12 - 13 веков. Они непреложно свидетельствуют о том, что Древняя Русь в военно-техническом отношении была передовой державой средневековой Европы. 

 В этом утверждении нет и налета милитаризма или тем более шовинизма. Русский народ долгое время был вынужден в кровопролитных ожесточенных боях с захватчиками отстаивать свою национальную независимость. Естественно, что мастерство его оружейников было направлено на создание самых совершенных средств борьбы с врагом. Условия противостояния на два фронта привели к тому, что русское оружие синтезировало все лучшее из арсеналов западноевропейских рыцарей и восточных кочевников. Вот почему на Руси соседствовали меч и сабля, арбалет и лук. Вот отчего здесь каждые полстолетия вырабатывался новый комплекс боевых средств (прежде такое происходило раз в сто лет), а с 12 века стали производиться массовые, «стандартные», серии оружия. Все это, а также открытия точно датированных разновидностей того или иного оружия делают русские находки лабораторией европейского опыта. 

 Вот, скажем, шпора с колесиковой подвижной звездочкой. Кто ее автор - международная загадка, не выявленная до сих пор. Считалось, что звездочка появилась в конце 13 века где-то в Западной Европе, знаменуя собой ощутимый прогресс в возможностях маневрирования всадника. До звездочки на шпорах были шипы, неудобные для кавалериста, болезненные для коня. Подвижное колесико звездочки позволило всаднику более гибко управлять конем, к тому же не столь болезненно для животного. Такие шпоры, распространившись повсеместно, сохранились до наших дней. Древнейшие из них найдены не в рыцарских замках, как можно было предположить, а в древнерусских городах, погибших от вражеского нашествия, и датируются 1220 - 1240 годами. Всего обнаружено 26 экземпляров в восьми различных местах, что свидетельствует об их широком распространении. 

 Но, может быть, шпоры исключение? Нет, в развалинах волынского городка Изяславля экспедиция откопала крюк для натягивания стрелы арбалета. И тоже древнейший из ныне известных в Европе! 

 Считалось, что для русского раннего средневековья характерна кольчуга, а не пластинчатые доспехи. Поэтому, когда в 1948 году в Новгороде археологи впервые отрыли части пластинчатых доспехов, это было так неожиданно, что их даже не опознали. И лишь в 1952 году ученые классифицировали такие доспехи. К удивлению, пришлось признать - это подтвердили иконы и фрески - распространенность на Руси наборной пластинчатой брони. В городище села Сахновки под Киевом обнаружен, древнейший в Европе (городище разрушено монголами около 1240 года), шарнирный двустворчатый наруч. На Киевщине извлечен из земли конский боевой нашлемник первой половины 13 века (в Ипатьевской летописи есть упоминание о «конских личинах»). Самый древний экземпляр в Западной Европе относится лишь к 14 веку. 

 Обо всех «новинках» древнерусского арсенала даже упомянуть нет никакой возможности. И о том, что бронебойные копья для таранного удара конных отрядов стали массовым оружием; и о том, что на саблях появились перекрестья, «улавливавшие» встречные удары; и о том, что созданы были специфически русские куполовидные шлемы с полумаской. 

 ...Историей оружия издавна занимались крупнейшие ученые. Фридрих Энгельс в «Истории винтовки» не только дал блестящую характеристику современных ему винтовок, выделив устаревшие и нерациональные системы, но и наметил пути дальнейшего развития стрелкового оружия, предвосхитив основные направления в его совершенствовании на многие десятки лет вперед (форма пули, классификация пуль, принцип заряжания с казны, преимущество малого калибра). 

 Неверно думать, что история оружия драматична лишь в древности, Современное оружие тоже может поведать о многом...




Категория: Рыцари брони | Добавил: 13.03.2015
Просмотров: 953 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск по сайту
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Реклама
Copyright MyCorp © 2017