Понедельник, 20.11.2017, 20:13 Приветствую Вас Гость

ОРУЖИЕ

Меню сайта
Категории раздела
ОРУЖИЕ
Правовое регулирование, характеристики, техника стрельбы.
Авиация
Рыцари брони
Оружие славы
Морские истории
Охотничье оружие
Центральный музей ВС СССР
Юмор
Форма входа
Реклама
Главная » Статьи » Морские истории

★ «Липяги»

 В кают-компании одного из самых современных кораблей Северного флота довелось мне увидеть картину-пейзаж, необычную для флотского интерьера: утро на болоте. С давних времен кают-компании военных кораблей украшались произведениями живописи, дабы глаз офицера во время краткого отвлечения от трудов и баталий мог отдохнуть на возвышенно-прекрасном. 

 Но болото... 

- Не мы выбирали,- оправдательно заметил командир. - Однако привыкли. Даже нравится. И название офицеры картине дали флотское: «Утро вахтенного офицера». 

Он лукаво улыбнулся: 

- Мораль налицо: заснешь на вахте - проснешься в болоте. 

 Как-то я рассказал о картине своему приятелю - подводнику Лушину. Тот даже вскрикнул: 

- Это же мой сюжет!

 И тут же рассказал историю, которая произошла с ним в пору офицерской молодости, но живо помнится до сих пор как вещее предостережение. 

- Был я в те годы,- начал Лушин, - еще капитан-лейтенантом, но штурманил давно. А главное, при моем комарином весе практически не уставал. Мог сутками не вылезать из штурманской рубки. Однако даже сивку, говорят, укатали крутые горки. Так случилось однажды и со мной. 

 Атомоход наш вывез в море «науку», то есть ученых, которые проводили свои исследования, а экипаж их обеспечивал. Не поход, а эквилибристика. Сплошные всплытия и погружения. Под водой самые невероятные маневры. И все это не в океане - до берега рукой подать. Тут штурман гляди в оба.

 Мы с командиром всех чертей вспомнили. «Науке» же некогда, они торопятся. Сами спят вперемежку, а мы с командиром, как роботы. 

 Третьи сутки пошли. Перед рассветом снова всплыли. Надолго. Командир видит, что я мимо трапа пытаюсь наверх лезть, сжалился: 

- Идите, штурман, сосните часок. 

 Часок - шестьдесят минут. Раздумывать некогда. До каюты я летел - и сразу на боковую. И вдруг испугался: десять секунд прошло, двадцать - не заснуть. От радости, что ли, сон пропал? Взял «Роман-газету». На берегу начал читать с интересом, а в море проверено: абзац, максимум два - и уже не разбудишь. Открыл заложенную страницу, подумал: знал бы Сергей Крутилин, что его «Липяги» так используются, крепко бы обиделся. И тут по громкоговорящей связи крик: «Штурману наверх!» 

 Вылетел - у командира глаза круглые, подбородок отвис: 

- Штурман, где мы?! 

 Я первым делом в небо: облаков, ветра нет, легкая дымка, утренние звезды не погасли. 

- Где мы, штурман?! - прохрипел командир. 

 И тут я опустил взгляд. Горизонт был в кабельтове, не больше: берег, поросший ельником. Вправо, влево, вокруг - то же самое. А посредине мы. Озеро - не озеро, болото - не болото камыши, кувшинки, а из шпигатов - ржавая вода. 

 Как же мы сюда попали? Подземный канал какой или что? А главное - где мы? В голове - ералаш. Вдруг смотрю - на песчаном берегу телега о двух лошадях. Сдали они ее задними колесами в воду. На телеге - бочка. Какой-то древний дед в треухе зачерпывает бадейкой на шесте воду в болоте. 

 Глянул я на деда, он на нас - и остолбенел с перепугу. 

 Свой я, дедушка, свой! - кричу. - Где мы? 

- Как где? - Недоуменно поправил тот треух. - В Липягах. 

 Удивиться не успел. «Штурману наверх!» - прогрохотала громкоговорящая связь. Вскочил, глянул на часы: шестьдесят минут, подаренные командиром, проскочили. А дальше не разберусь: где корабль настоящий, где приснившийся. На мостик выбрался. Командир посмотрел на меня с опасением: 

- Что, штурман, с вами? 

 Пожал плечами. 

- Сон,- говорю,- приснился, товарищ командир.

- Кошмар, что ли?

- Так точно. 

- Небось на берегу с кораблем оказались или в болоте всплыли? 

 Тут уж, наверное, у меня глаза от удивления округлились. А командир засмеялся и, поежившись в канадке, сладко зевнул. 

- Для нашего брата - самый полезный сон. Лучше во сне страха натерпеться, чем на мостике. 

 Лушин закончил рассказ: видимо, есть в этих всех болотах что-то не случайное, образ некоей абстрагированной опасности, которая откладывается в подсознании тех, кто с реальными сложностями плавания имеет повседневное дело. 

 Правда, со временем, с возрастом организм все-таки приучается упорядочивать психологические перегрузки. И чаще морякам берег снится уже в спокойных, домашних тонах. По крайней мере так говорит капитан 1 ранга Лушин. И ему, подводнику-атомнику, Герою Советского Союза, большую часть своей флотской службы проведшему в море, можно верить.




Категория: Морские истории | Добавил: 08.05.2015
Просмотров: 411 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск по сайту
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Реклама
Copyright MyCorp © 2017