Понедельник, 18.12.2017, 04:27 Приветствую Вас Гость

ОРУЖИЕ

Меню сайта
Категории раздела
ОРУЖИЕ
Правовое регулирование, характеристики, техника стрельбы.
Авиация
Рыцари брони
Оружие славы
Морские истории
Охотничье оружие
Центральный музей ВС СССР
Юмор
Форма входа
Реклама
Главная » Статьи » Морские истории

★ Якорь

 Шахматная партия затягивалась. Капитан 3 ранга В. Васильчук, игравший белыми, в задумчивости мял в руках потухшую сигарету. 

- А что, старпом, если мы сыграем так,- взялся он наконец за фигуру, но в это время в кают-компанию вошел рассыльный. 

- Товарищ командир, вас просят подняться на ходовой,- доложил он.

- Подождите меня, старпом. Вернусь - доиграем,- сказал Васильчук и направился к дверям. Поднявшись на мостик, привычно окинул взглядом корабли, стоящие рядом с его «Напористым». 

 Если посмотреть на карту этого района Средиземного моря, то подводная банка, в которую вцепился металлическими лапами якоря эсминец «Напористый», отмечена на ней едва заметным пятнышком. Кругом - глубины около тысячи метров, а здесь небольшая отмель. Взглянуть бы под водой - высоченная гора с отвесными склонами, а к вершине тянутся якорные цепи.

 Вахтенный офицер доложил командиру о том, что получена радиограмма от флагмана. Она не сулила особых трудностей. Предстояло подойти к танкеру, стоящему поодаль, чтобы принять топливо, которого порядком уменьшилось за время похода. Васильчук скомандовал аврал. Потом, уютно устроившись в своем кресле на мостике, рассеянно наблюдал, как споро действуют баковые, готовя к работе левый шпиль. Думая о своем, дал «добро» на съемку с якоря. И вдруг вздрогнул, насторожился. Обостренная командирская интуиция подсказала, что не случайно так заторопились, забегали моряки на палубе. Секундой позже динамики донесли с бака голос боцмана мичмана Е. Бровко.

- Якорь-цепь застопорилась, надраена втугую. 

- Стоп шпиль! - громче обычного скомандовал Васильчук и бросился к трапу. 

 В первый момент ничего не мог понять. Вновь запустили шпиль. Его электродвигатели взревели от натуги, но звенья в клюзе не двинулись с места. Какая-то неведомая сила держала якорь на глубине, и шпиль эсминца не мог ее преодолеть. 

 Первая мысль: тянем якорь соседнего корабля. Но почему спокойна вахта на нем? 

 Может быть, якорь застрял в подводной расщелине? Но длина якорь-цепи, свисавшей из клюза, была уже меньше глубины, которую показывал эхолот. Выходило, что якорь оторвался от грунта и висит меж дном и поверхностью моря. 

- Штурман, что у вас с эхолотом? - окликнул командир капитан-лейтенанта А. Мочалова. Офицер обиженно пожал плечами, но отправился проверять прибор. Как и следовало ожидать, тот оказался исправным, глубину показывал верно. 

 Помедлив, Васильчук вернулся на мостик, сел, попытался рассуждать спокойно. Ситуация складывалась неприятная. Случись что-либо чрезвычайное, и останется лишь расклепать якорь-цепь, оставить ее на дне, чтобы освободить эсминец из неожиданного плена. Но ведь потерять якорь издавна считается на флоте делом позорным, недостойным мореплавателя. 

 Прежде чем докладывать в штаб эскадры о случившемся, Васильчук решил поискать выход из положения самостоятельно. Малым ходом эсминец подался в одну сторону, в другую... С кораблей, стоящих рядом, с сочувствием следили за маневрами «Напористого». А риск в действиях его командира был, и немалый. Дай он волю машинам, и чугунная цепь не выдержит. Тогда - кто знает - не будет ли самым большим грехом Васильчука такая самодеятельность? 

 Эти первые попытки освободить эсминец ничего не дали. В каюте командира росла кипа листов бумаг, изрисованных схемами. Решение искали вместе со старшим помощником командира капитан-лейтенантом С. Смирновым и его однофамильцем инженер-механиком капитаном 3 ранга А. Смирновым. Наконец решили сварить из массивных гаков хитроумное приспособление и попробовать им затралить собственную якорь-цепь, чтобы потом потянуть ее обоими носовыми шпилями. Не вышло. 

 В радиорубку для переговоров со штабом эскадры Васильчук шел с неважным настроением. Ему приказали: ждите спасательный буксир с водолазами - помогут. Прикинул: спасатель придет в точку нескоро. Вдогонку пришла новая радиограмма: на буксире придет старший начальник. 

 Нет, это не было недоверием, понимал капитан 3 ранга. Просто в штабе решили, что ему нужна помощь не только водолазов. И все же просторный воротник рубашки вмиг показался командиру «Напористого» тесным. 

 Прошли вторые сутки вынужденной стоянки. Безлунной ночью капитан 3 ранга Васильчук сидел в кресле на ходовом мостике, мрачно размышляя, что доложить контр-адмиралу, когда тот поднимется на борт. Огни кораблей, стоявших рядом, напоминали огни небольшого города. По маслянисто-черной воде далеко от их бортов тянулись к «Напористому» узкие желтые дорожки света. Потом они зарябили, и стало ясно - потянул ветер. 

- Штурман, внимательно следите за погодой,- окликнул Васильчук капитан-лейтенанта Мочалова, который тоже не покидал мостика. Ветер усиливался, дул порывами, но повода для тревоги пока не было. И вдруг - неожиданный доклад: 

- Товарищ командир, корабль дрейфует!

 Васильчук кинулся к пеленгатору. Точно: огни соседей медленно, едва заметно смещались на корму. Мелькнула мысль, от которой похолодело внутри,- потеряли все-таки якорь. Запросив выставленного у шпиля вахтенного, успокоился. Все было на месте. Но эсминец-то несло ветром в сторону от отмели! И это было невероятно. 

 Позже станет ясно, что же все-таки произошло. А произошло нечто весьма необычное. Якорь эсминца нашел на дне лежавшую там неизвестно сколько времени, потерянную каким-то неудачником почти стотридцатиметровую якорь-цепь с якорем. Этот груз стащило с вершины подводной горы, и он повис гигантской трехсотметровой кишкой над километровой бездной... 

 Но пока этого не знал никто. Не знал и Васильчук. Он понимал лишь, что оказался в чрезвычайных обстоятельствах, и старался сохранить полное самообладание. Прежде всего следовало остановить дрейф. Вновь пытаться поднять якорь было бесполезно. В обессиленном предыдущими попытками шпиле выгорело масло. Его надо было менять. 

 Потом решение командира «Напористого» будут ставить в пример другим. Умело маневрируя рулем и машинами, он сумел «втащить» два якоря и две якорь-цепи на прежнее место. В точке было, как говорят, не повернуться, и точность маневра требовалась филигранная.

 С утра мичман В. Тымчик и старшина 2-й статьи В. Филипченко, в заведовании которых находилось якорное устройство, привели в порядок оба носовых шпиля. Вновь залили масло. И когда шпиль завыл на предельных оборотах, цепь медленно, медленнее обычного, поползла-таки в клюз. Через каждую минуту механизм останавливали, проверяли, доливали масло. Десятки глаз напряженно глядели в воду: а вдруг опять не удастся вытянуть? 

 Когда наконец в прозрачной воде показался якорь, моряки увидели еще одну цепь, висевшую на его лапе. Подняли ее вместе с чужим якорем на борт. Потом моряки закрепили находку на баке, чтобы не потерять в непогоду. 

- Старпом, вы не забыли, что мы не доиграли партию? - устало улыбнулся Васильчук, взглянув на капитан-лейтенанта Смирнова. - Только дайте перед этим радио флагману: «Якорь чист, корабль готов к походу». И я жду вас в кают-компании. 

 Минут через десять старший помощник «Напористого» спустился по трапу с мостика. Потянул на себя дверь в кают-компанию, но вестовой приложил палец к губам: 

- Товарищ капитан-лейтенант, тише. Командир спит. 

 Васильчук спал, сидя за столиком с шахматной доской.




Категория: Морские истории | Добавил: 08.05.2015
Просмотров: 510 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск по сайту
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Реклама
Copyright MyCorp © 2017