Понедельник, 20.11.2017, 20:02 Приветствую Вас Гость

ОРУЖИЕ

Меню сайта
Категории раздела
ОРУЖИЕ
Правовое регулирование, характеристики, техника стрельбы.
Авиация
Рыцари брони
Оружие славы
Морские истории
Охотничье оружие
Центральный музей ВС СССР
Юмор
Форма входа
Реклама
Главная » Статьи » Морские истории

★ Призовая шлюпка

 Деловая беседа с командующим флотом подошла к концу. Попрощавшись, я собрался было уходить. И вдруг по одной случайно брошенной фразе выяснилось, что когда-то, в послевоенные годы, мы, оказывается, служили в одном гарнизоне. 

- А Гурина вы там не застали? - спросил адмирал. 

 Речь шла об Антоне Иосифовиче Гурине, Герое Советского Союза. В годы войны он командовал прославленным эсминцем «Гремящий», а впоследствии стал командиром части надводных кораблей, контр-адмиралом. Фамилию его я, конечно, слышал. Но служить под началом А. И. Гурина мне не доводилось. 

- Замечательный был это человек. В памяти тех, кто знал его лично, он остался не только как герой войны, но и как удивительно тонкий, умный наставник молодых офицеров, умелый педагог... Если не-торопитесь, расскажу одну историю, связанную с ним... 

 Адмирал улыбнулся каким-то своим воспоминаниям. 

- Было это на гвардейском минном заградителе - корабле известном, прославленном своими боевыми делами. После окончания Великой Отечественной войны в экипаж пришло немало молодых моряков, которые, как говорится, пороху не нюхали. Но гордость за славные традиции минзага они унаследовали и проявляли ее в стремлении всегда и во всем видеть свой корабль среди лучших. Минзаг постоянно занимал первые места в части по боевой и политической подготовке. 

 И лишь в одном деле экипаж никак не мог утвердить свой авторитет, в деле весьма престижном с точки зрения моряков - шлюпочных гонках. 

 Готовить команду шлюпки к участию в них было поручено одному из лейтенантов... Фамилия его не имеет в данном случае значения. Назовем его, скажем, Васильевым. Лейтенант этот был очень честолюбив и каждое поражение страшно переживал. И ведь казалось, что к порученному делу он относился добросовестно, времени и сил на тренировки не жалел. А толку не было - гонку за гонкой шлюпка минзага проигрывала. 

 Неудачи эти проистекали от одной причины - от неумения молодого офицера сплотить своих подчиненных, зажечь их поставленной целью. Тренировались моряки помногу, да как-то без огонька, без вдохновения. Обостренное же лейтенантское самолюбие не признавало личных просчетов. Васильеву все казалось, что причины в чем-то другом - шлюпка тихоходная, весла неудобные... 

 И вот однажды представилась возможность раздобыть другую шлюпку - знаменитую призовую «шестерку» с линкора «Марат». Старый, заслуженный корабль отслужил свой срок. Экипаж сдавал на склады корабельное имущество. Должна была сдаваться и шлюпка, на которой в свое время моряки с линкора выиграли немало гонок. В общем-то это был вполне стандартный шестивесельный ял. Но сработала его руна талантливого мастера. Ял отличался особой элегантностью обводов, изяществом отделки. Флотская молва приписывала этой шлюпке необыкновенные мореходные качества. 

 Среди тех, кто свято верил в непобедимость линкоровской шлюпки, был и Митрич - боцман с минзага, человек бывалый и что называется, пробивной. Ему-то первому и пришла в голову идея, пользуясь моментом, поменять свою неудачливую «шестерку». Каким-то образом он договорился со своим коллегой - главным боцманом «Марата», и сделка состоялась. 

 Поначалу все взбунтовалось в Васильеве, когда он узнал о поступке Митрича. Решил было уже доложить обо всем по команде. Но увидел красавицу шлюпку - и дрогнуло сердце. Так ясно представилось, как лихо она будет мчать по волнам, как послушна будет каждому гребку... 

 Никто ни о чем не догадывался до очередных гонок. Васильев старательно тренировал к ним команду гребцов - моряки бегали кроссы, занимались штангой, много работали над техникой гребли. Особо отрабатывали такой прием, как резкое усиление темпа на отдельных участках дистанции. В общем подготовились неплохо. Но в день соревнований на душе у лейтенанта было муторно. Мучило предчувствие позорного разоблачения. 

 И оно состоялось. Едва шлюпки заняли свои места у линии старта, как многие узнали знаменитую призовую «шестерку». А вскоре Васильева вызвали к контр-адмиралу Гурину. 

- Потрудитесь объясниться,- строго потребовал он. 

 Краска стыда хлынула на лицо лейтенанта. Оправдываться не хотелось. Да и что можно было сказать в свое оправдание? Опустив голову, Васильев ждал строгого взыскания. Но Гурин не торопился с решением. 

- Что, лейтенант,- усмехнулся он,- видать, надоело вам приходить к финишу последним? 

 Васильев угрюмо кивнул головой. 

- А на этой быстроходной красавице вы, должно быть, многих побед намеревались добиться? 

 Васильев молчал, потупив взор. 

- Ну что же,- вдруг сказал Гурин. - Она может стать вашей. Но только это надо заслужить в честной борьбе. Пересаживайте команду в свою старую шлюпку. И если выиграете гонку... Короче, шлюпка с «Марата» разыгрывается сегодня в качестве приза! 

 Решение командира после всего, что произошло, показалось лейтенанту просто невероятным. Ему предлагалось реабилитировать себя, спасти свою честь! Собрал Васильев шестерку гребцов, откровенно объяснил им ситуацию. Посерьезнели люди, построжали... 

 Что это была за гонка! Старт пришлось давать дважды. В первом заезде шлюпка Васильева долго лидировала, но на самом финише ее нагнала сильная команда с одного из крейсеров. Победителя определить не удалось. Гурин приказал через некоторое время провести дополнительный заезд. Причем с пересадкой гребцов на чужие шлюпки. Теперь уже все превосходящие моменты были окончательно отметены. Все решала, так сказать, чистая натренированность, а еще больше - воля к победе. 

 Васильев на этот раз очень расчетливо выбрал тактику. Большую часть дистанции он держался за соперниками, а когда показался финиш, звонко выкрикнул: 

- Навались! 

 Не пропали даром тренировки. Моряки дружно и мощно налегли на весла, и шлюпка резко рванулась вперед. К финишу Васильев привел ее на полминуты раньше соперников. 

 Адмирал вдруг прервал свой рассказ, задумался о чем-то своем. 

- Но что же было потом? - спросил я, чувствуя, что соль истории еще впереди.

- Потом? Потом Васильев отказался от призовой шлюпки. Понял: не в этом все-таки дело. И точно - на своей старой «неудачнице» он впоследствии не раз побеждал в гонках... Ну, а после служил на других кораблях и других флотах. Достиг больших чинов и званий. Пришло время - сам стал воспитывать молодых офицеров, а зачастую и принимать решение в их судьбах. И не раз при этом он вспоминал эту самую историю и старался обходиться с лейтенантским самолюбием столь же мудро и бережно, как это умел делать его наставник - Антон Иосифович Гурин... 

 Внезапная догадка вдруг озарила меня: 

- Товарищ адмирал! Васильев - это вы?!

 Он ничего не ответил на вопрос. Лишь вздохнул и с грустинкой в голосе сказал:

- Первоклассная была шлюпка. Таких, я вам скажу, нынче не найдешь...




Категория: Морские истории | Добавил: 09.05.2015
Просмотров: 537 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск по сайту
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Реклама
Copyright MyCorp © 2017