Понедельник, 20.11.2017, 20:01 Приветствую Вас Гость

ОРУЖИЕ

Меню сайта
Категории раздела
ОРУЖИЕ
Правовое регулирование, характеристики, техника стрельбы.
Авиация
Рыцари брони
Оружие славы
Морские истории
Охотничье оружие
Центральный музей ВС СССР
Юмор
Форма входа
Реклама
Главная » Статьи » Морские истории

★ На крутой волне

 Атомная подводная лодка уже вторую неделю стояла на бочке при выходе в губу, каких много на Севере. Недавно на корабль был назначен новый командир - и экипаж занимался отработкой организации корабельной службы. К вечеру со стороны берега к лодке направился небольшой рейдовый буксир. Видимо, дело срочное, если буксир вышел, несмотря на довольно свежую погоду. 

- Швартуйтесь по корме к левому борту! - прозвучал в мегафон звонкий голос вахтенного офицера с мостика атомохода. 

 И это был дельный совет, так как с гребней разгулявшихся волн ветер уже срывал лоскуты пены, и только у левого борта подводной лодки было относительно спокойно. 

- Прав вахтенный офицер, - одобрительно отозвался невысокий плотный капитан 1 ранга А. Сорин, начальник штаба соединения, стоявший на мостике буксира. Его сосед капитан 1 ранга молча кивнул головой. Не очень нравился ему предстоящий переход на лодку в слишком свежую погоду. Он зябко повел плечами в теплой меховой канадке. 

- Товарищ капитан 1 ранга, - обратился рулевой буксира к Сорину, - мороз усилился, скользко. Надо бы принять дополнительные меры предосторожности. 

- А где и когда в море бывает легко? - отшутился офицер, но, заметив нерешительность рулевого, серьезно добавил: - Энергичнее подходите! 

 Рулевой, он же капитан буксира, переложил руль вправо и круто обогнул подводную лодку. На ее тесной палубе уже стояли, обдаваемые холодными брызгами, два матроса, готовые принять буксир. Еще минута - и рейдовый трудяга коснулся своей обшивкой корпуса атомохода. Но тут же волна оттащила его, а затем снова уперла в черный борт. В таком случае чем короче контакт плавсредства и корабля, тем лучше. О подаче сходни нечего было и думать. 

- Ну что! - повернулся к своему соседу капитан 1 ранга Сорин. - Прыгнем? 

 Тот в ответ неуверенно повел плечом: 

- Стоит ли рисковать, Александр Александрович? Сорин нахмурился. 

- Но не возвращаться же назад! 

 Он решительно встал к краю борта буксира и крикнул капитану: 

- Протягивайтесь вдоль борта до рубки! 

 Буксир, осторожно бурля воду, пошел вдоль черного тела корабля. Вот рубка лодки с металлическим поручнем оказалась напротив буксира. Лишь маленькая полоска темной воды билась между бортами. Прыгнуть на борт лодки и схватиться за поручни рубки, казалось, не представляло труда: буксир плясал на волне, но махина атомохода была неподвижной. 

 Начальник штаба снял перчатки, приготовился и, как только борт буксира поднялся на волне, прыгнул. Он точно попал ногами на шпигат - отверстие в легком корпусе лодки. Руки схватили поручни рубки - опыт пересадок в море у этого офицера был. Но коварным оказался металл, подернутый ледяной пленной. Руки сорвались, офицер опрокинулся навзничь, натолкнулся на взлетающий вверх привальный брус буксира... И что было бы дальше, если бы не самоотверженность матросов, с непостижимой быстротой и ловкостью подхвативших начальника штаба за канадку. 

 Прыгавший рядом флагманский инженер-механик сумел уцепиться за поручень и выбрался на палубу. Начальник штаба, преодолевая боль, попробовал идти сам, тихо сказал флагмеху: 

- Да, глупо. Но умных промахов и не бывает. 

- Доктора наверх! - крикнул вахтенный офицер. 

 На кормовую надстройку уже спустился командир корабля. 

- Как же вы так, товарищ капитан 1 ранга? 

- Как, как. Вот так! Случается. Лучше о деле. Снимайтесь с бочки. 

 Командир подводной лодки не задавал более вопросов. 

- Старпом! По местам стоять, с бочки сниматься! Еще год назад, когда этот командир командовал другим кораблем, они с Сориным были на равных, так как и тот командирствовал. Сейчас же их разделяла субординация: один начальник, другой подчиненный. И командиру не очень нравился визит начальника штаба, начавшийся, кстати, с происшествия. Корабль должен был отработать контрольные задачи в море, и командир надеялся, что это доверят ему одному. Он не знал еще, что впереди атомоход ожидает чрезвычайно сложный и ответственный поход, а начальник штаба пока не мог ему об этом сказать, как и о том, чем вызвана внезапная спешка. 

 Вскоре подводная лодка вышла из губы в открытое море. Увеличили ход.

 Начальник медслужбы корабля тем временем занялся неожиданным пациентом. Он расспросил подробности падения. Внимательно осмотрел начальника штаба и заявил, что необходим срочный рентген. 

- Все правильно, - согласился начальник штаба, - но сейчас это делать уже поздно: буксир ушел, мы - в море. Отложим до возвращения в базу. Ну, а в крайнем случае вертолет вызовем, - закончил шутя. 

 Сутки за сутками летели незаметно. Командир и экипаж действовали мастерски. Командование флотом не ошиблось, выбрав этот корабль для сложного похода. И все-таки, несмотря на отличные действия подводников, начальник штаба не сократил срок контрольного плавания. 

 Наконец в ясный морозный день подводная лодка ошвартовалась в базе. Радостные, возбужденные высыпали атомники на пирс. Старший начальник, приняв доклад командира, прохаживался с ним вдоль пирса. Он внимательно выслушал офицера о выполненных упражнениях и поинтересовался случаем с начальником штаба. Тот в это время с большим трудом выбирался из подводной лодки. Сильная боль не затихала. 

 «Что за ерундовина, - думал офицер. - Никогда не болел за всю службу, а тут...» 

 В машине в конце подробного доклада о плавании начальник штаба твердо и уверенно заявил старшему начальнику: экипаж проверен согласно заданию, все задачи выполнены отлично, подводная лодка готова к длительному океанскому плаванию. 

- Спасибо. Выздоравливайте, - тепло попрощался тот. 

 ...Казалось, в спокойных домашних условиях должно бы полегчать. Но утром Сорин не смог встать. И вот тут он всерьез расстроился. Ему, еще сравнительно молодому офицеру (сорока не исполнилось), казалось, что вся служба впереди. Он не мог мыслить себя без атомного флота. Сорин закрыл глаза. Уже не первый раз он мысленно просматривал тот свой прыжок. Нужен ли был этот риск в той ситуации. Он ведь сам любил повторять подчиненным: атомник, мол, человек государственный, он не имеет права неоправданно рисковать ни собой, ни своим кораблем... 

 Сорин открыл глаза. Жена смотрела на него, прижимая платок к глазам. 

- Ну вот, - сквозь силу улыбнулся он, - в море солено, дома солено. И не из таких ситуаций выкручивались! 

 В госпитале он пролежал долго. Там и получил радостную весть: подводная лодка, которую он готовил к походу, успешно выполнила плавание, командир атомохода удостоен звания Героя Советского Союза. Известие сильно приободрило офицера, и вопреки ожиданиям медиков он все-таки сумел вернуться на флот. Правда, плавать больше не разрешили. Но и на берегу атомник проявил свой характер - вырос до контрадмирала. Вот уже много лет ученики Александра Александровича пополняют атомный подводный флот. Все они хорошо помнят наставление контр-адмирала: в море любой, даже самый малый риск должен быть глубоко оправдан. Но мало кто знает, какой ценой досталось это твердое убеждение одному из первых советских подводников-атомников, фамилию которого я здесь, конечно, изменил.




Категория: Морские истории | Добавил: 09.05.2015
Просмотров: 515 | Рейтинг: 0.0/0
Поиск по сайту
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Реклама
Copyright MyCorp © 2017