Понедельник, 20.11.2017, 20:00 Приветствую Вас Гость

ОРУЖИЕ

Меню сайта
Категории раздела
ОРУЖИЕ
Правовое регулирование, характеристики, техника стрельбы.
Авиация
Рыцари брони
Оружие славы
Морские истории
Охотничье оружие
Центральный музей ВС СССР
Юмор
Форма входа
Реклама
Главная » Статьи » Рыцари брони

★ Испытатели

 Как становятся испытателями? По-разному. Но, пожалуй, лучшая школа для людей, собирающихся посвятить себя этой редкой профессии, - завод и армия. 

 Именно таким был путь на танковый полигон Николая Федоровича Носика, который, как вы помните, испытывал прочность крепления башни у «БТ». 

 Николай был слесарем на сборке танков. Работал старательно, умело. Но не скрывал, что его мечта - испытывать боевые машины. Что же, статью будущий танкист удался: рослый, крепкий, энергичный. 

 Но вы ведь уже поняли, что прекрасные эти качества для избранной Николаем профессии далеко не главное. Характер - вот что определяет в первую очередь, станет человек испытателем или нет. Хватит ли ему выдержки, настойчивости, упорства, чтобы долгие годы заниматься, не считаясь со временем и силами, будничной, черновой работой. По крупицам нанизывать драгоценные знания, ничего не чураясь, до всего доходя своим умом, собственными руками. 

 Носик стремился вникнуть в смысл, назначение каждого узла, каждой детали собираемой им машины. Охотно оставался в цехе, если случались сверхурочные работы, старался быть ближе к опытным мастерам, присматривался, спрашивал, перенимал. Любознательного, работящего парня любили, помогали ему.

 Танк перестал казаться нагромождением сложных агрегатов и механизмов, стал понятнее, доступнее. 

 Следующей ступенькой на пути к полигону были обкаточные пробеги. Самая неприятная, нелюбимая работа для заводских испытателей. 

 Машину после изготовления нужно проверить, обкатать. Для удобства снимают с нее башню - так и людей разместить удобнее, и к механизмам добраться легче - и долгие часы ведут на низших передачах с черепашьей скоростью по проселочным дорогам. Летом это особенно неприятно: пыль смешивается с отработанными горячими газами. Эта дикая смесь прилипает к телу, разъедает глаза, затрудняет дыхание. Зимой чуть полегче. Но встречный холодный ветер засасывается вентилятором двигателя, проникает сквозь боевое отделение и пронизывает людей насквозь, через любую одежду. 

 Очень не любили испытатели обкаточные пробеги. А для Носика лучшего занятия и придумать невозможно. Водители присмотрелись к толковому слесарю, ходившему с ними на обкатку. Хочет попробовать сам повести? Пожалуйста! С превеликим удовольствием! Когда же еще учиться, как не сейчас, когда машина еле ползет. Дорога свободна, впереди - часы пробега, знай шевели рычагами, педалями, постигай, что к чему, да прислушивайся к советам водителей. 

 Особенно ценили постоянную готовность парня помочь, его бескорыстие. Он готовил танки к пробегам, вел их, на остановках проверял нагрев всех механизмов - словом, был полноценным членом экипажа. И все это добровольно, с большой охотой, заинтересованностью, безо всякого, разумеется, дополнительного вознаграждения. Такого и учить было приятно. 

 Никто не спрашивал Николая, тяжело ли ему. Раз сам напрашивается - пусть делает. Но давалось все это очень нелегко. Приходилось свести до минимума сон, отдых, забыть о развлечениях. Зато цель жизни стала реальной, близкой, почти осязаемой. 

 Николая Носика призвали в армию и отправили на Дальний Восток во 2-ю механизированную бригаду. После учебной команды его аттестовали старшим механиком-водителем, зачислили в разведывательный батальон на танк комбата. 

 Тут-то Николай почувствовал, какую хорошую школу прошел. Сборочный цех завода, обкаточные пробеги и учебный батальон сделали из него классного водителя танка. Знанием машины, искусством управлять ею он был на голову выше 
своих товарищей. Носика назначили механиком-водителем на танк командира бригады И. Д. Васильева. 

 Высшему танковому пилотажу Носик учился у Кульчицкого, когда Евгения Анатольевича с группой старших командиров послали в Особую Краснознаменную Дальневосточную армию для работы по совершенствованию боевой подготовки танковых частей и соединений. Здесь - на курсах - Носик тоже проявил себя с самой лучшей стороны. 

 И вот демобилизация. Снова родной завод. Уходил Носик слесарем, вернулся в экспериментальный цех водителем-испытателем танков. Свободного места, правда, не было, но помогла блестящая армейская характеристика. 

 На заводе вновь встретились учитель и ученик. Долгие годы проработали вместе Кульчицкий и Носик, много вместе танков испытали. И очень часто бывало, что именно Николаю Носику и его напарнику Михаилу Ольховатому поручал Кульчицкий самые сложные, самые рискованные эксперименты. 

 Школа хорошая. И еще характер что надо, танкистский. Помните, искорки в глазах Носика, которые приметил Евгений Федорович и которые решили, кому испытывать «бетушку». 

 Если для ученика армия была школой, то учитель прошел в ней академию танковых наук. Это естественно - ведь испытатель работает для армии: только во время военных действий воочию видны результаты труда конструкторов, производственников, испытателей. 

 В Великую Отечественную Кульчицкий воевал в 14-й танковой дивизии 7-го механизированного корпуса. Выгрузка машин с железнодорожных платформ под бомбежкой в Смоленске... Первая танковая атака у реки Черногостье... Окружение под Ярцево, ожесточенные бои, выход из окружения... Потом формировал для Калининского и Карельского фронтов аэросанные батальоны... И, наконец, был назначен заместителем командира по технической части 2-го механизированного корпуса... 

 Так разворачивалась для Кульчицкого военная страда. 

 Корпус выступил на Калининский фронт, успешно там действовал. Многие его воины были награждены. Кульчицкий стал полковником, получил орден. 

 Потом корпус в составе 3-й гвардейской танковой армии генерала П. С. Рыбалко перебросили под Орел и ввели в прорыв. Начался рейд в тылу у гитлеровцев. В темноте попали в болотистое место, танки начали застревать, люди выбились из сил. Впереди был рассвет и угроза полного истребления застрявшего в болотах соединения под бомбами вражеской авиации. 

 В этот тяжелейший момент командир корпуса генерал И. П. Корчагин получил приказ Верховного Главнокомандующего о переименовании соединения в гвардейское. Связисты молниеносно передали этот приказ всем частям, и у валившихся от усталости людей буквально открылось второе дыхание. К утру все танки были сосредоточены на исходной позиции для новой атаки. 

 Генерал П. С. Рыбалко сделал тогда командованию корпуса драгоценный подарок - прислал в тыл врага, где действовали танкисты, несколько знаков с заветным словом «гвардия». Появился такой знак и на выжженной от солнца и ветра гимнастерке полковника Кульчицкого. 

 И вдруг неожиданный вызов в Москву к командующему бронетанковыми и механизированными войсками маршалу бронетанковых войск Я. Н. Федоренко. Гвардии полковник Е. А. Кульчицкий назначался заместителем начальника Управления по опытным работам. 

 Назначение это последовало в довольно ответственный момент. К 1943 году калибр и противотанковых и танковых пушек гитлеровцев увеличился до 88 мм. Осенью 1942 года вермахт получил новый «тигр», оснащенный именно таким орудием. Экипаж и механизм защищала броня толщиной 100 - 110 мм. Следовало с учетом нового немецкого оружия немедленно пересмотреть, чем располагал наш арсенал, что мы могли противопоставить «тиграм».

 Конструкторское бюро Ж. Я. Котина разработало новый тяжелый танк «ИС» - «Иосиф Сталин». На Урале построили три опытных образца, испытали, а уж затем доложили Государственному Комитету Обороны. Машина с 85-миллиметровой пушкой получилась отменная и сразу пошла в серию. Впоследствии конструкторы смогли оснастить танк 122-миллиметровым орудием. Так появился «ИС-2» - самый мощный танк второй мировой войны. Гитлеровское командование запрещало своим экипажам вступать с ним в открытый бой. 

 Однако создание новой модели тяжелого танка проблемы не решало. Требовалось срочно модернизировать основной массовый танк нашей армии - «тридцатьчетверку». Для выбора быстрейшего и наивыгоднейшего пути ее модернизации создали правительственную комиссию под председательством Е. Л. Кульчицкого. 

 Комиссия, состоящая из крупнейших авторитетов - танкистов и артиллеристов, - работала на полигоне. Сюда, кроме заводских испытателей, были вызваны прямо с фронта лучшие боевые экипажи. Работа предстояла сверхсрочная и крайне ответственная. Из нескольких 85-миллиметровых пушек, предложенных разными заводами и конструкторскими бюро, следовало выбрать лучшую. И одновременно решить, нужна ли для этой пушки новая башня или ее можно установить в старой, серийной. О важности испытаний свидетельствовал хотя бы такой факт, что на полигон прибыли из Москвы нарком вооружений Д. Ф. Устинов, нарком танковой промышленности В. Л. Малышев и маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко.

 Программа была весьма обширная. На артиллерийском полигоне экипажи, сменяя друг друга, вели стрельбы из разных пушек, проверяя их прочность и надежность. Пушки устанавливали в разные башни: экипажи занимали свои места и покидали машины, вели огонь по мишеням, - удобно ли работается, как, при каких условиях. И все это в напряженном темпе, без каких бы то ни было простоев. Фронт не мог ждать. Фронт должен был немедленно получить лучший вариант модернизированной «тридцатьчетверки»! 

 И вот комиссия останавливает свой выбор на пушке, превзошедшей своими показателями остальные. Решено также немедленно запускать в серийное производство расширенную - под новую пушку - башню. 

 Но пока промышленность начнет их выпускать, пройдет некоторое время. Значит, неизбежна пауза в поставках фронту модернизированного танка? А может, обойтись без нее, без паузы? Что, если устанавливать новые пушки в старые башни?! Это дало бы колоссальный выигрыш времени, средств. 

 И снова комиссия тщательно изучает эту возможность. Идут последние испытания, которые должны решить, годится ли старая башня. Зима, мороз... А на башне танка у открытого люка сидит на броне нарком танковой промышленности В. А. Малышев, маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко и, не отрывая глаз, смотрят, как работает экипаж, достаточно ли ему просторно, удобно. Таково нетерпение всех присутствующих, общее желание - без различия чинов и постов - принять личное участие в испытаниях, самому во всем убедиться. 

 Вокруг танка внизу замерли в ожидании остальные члены комиссии. Еще бы - последние испытания. Сейчас будет произнесено решающее слово. 

 Малышев и Федоренко, не сдержав улыбок, стали спускаться с танка. И у всех отлегло от души, - значит, башня годится! Значит, буквально через какие-то дни фронт получит «тридцатьчетверки» с 85-миллиметровой пушкой. А перед ней не устоять фашистской броне. 

 И здесь на полигоне был свой фронт, и здесь наносили гитлеровской армии удар сокрушающей силы.




Категория: Рыцари брони | Добавил: 14.03.2015
Просмотров: 985 | Теги: танк | Рейтинг: 0.0/0
Поиск по сайту
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Реклама
Copyright MyCorp © 2017